Контакты
Главная
ИНТЕРЕСНЫЕ ИГРЫ
Раскраски
Сказки Свернуть
Русские сказки
Украинские сказки
Абазинские сказки
Абхазские сказки
Австралийские сказки
Австрийские сказки
Азербайджанские сказки
Албанские сказки
Английские сказки
Арабские сказки
Армянские сказки
Белорусские сказки
Бирманские сказки
Болгарские сказки
Боснийские сказки
Бразильские сказки
Венгерские сказки
Вьетнамские сказки
Греческие сказки
Индийские сказки
Индонезийские сказки
Ирландские сказки
Исландские сказки
Испанские сказки
Итальянские сказки
Карельские сказки
Китайские сказки
Креольские сказки
Лакские сказки
Монгольские сказки
Немецкие сказки
Пакистанские сказки
Польские сказки
Румынские сказки
Суданские сказки
Французские сказки
Хорватские сказки
Чешские сказки
Шотландские сказки
Эскимосские сказки
Японские сказки

Таинственное подземелье

Жил-был в давние времена кузнец, и служил у него в подмастерьях бедный сирота.
Бранил его кузнец чуть не каждый день: то не так, это не так. Потом и
вовсе от места отказал и прогнал со двора.

— Собирай свои пожитки и убирайся! Ты мне больше не нужен!

Подмастерье ни слова хозяину не сказал: знал, что с кузнецом не поспоришь.
Собрал он после обеда все свои немудреные пожитки, а когда с узелком из дому
выходил, увидел, что перед кузницей шпага лежит. Шпагу эту кузнец одному солдату
чинил. Не понравилась солдату его работа, и бросил служивый шпагу.
Думает подмастерье: «Чего она тут зря валяется? Возьму-ка я ее с собой, шпага
всегда пригодится».

Взял он шпагу, пошел по белу свету бродить, ходит и спрашивает:

— Нет ли работы?

Но работы нигде не было. А если добрые люди на пути не встречались, то и с
пустым кошельком да на голодный желудок шел.


Вот однажды, когда подмастерье снова про работу спрашивал, указали ему люди
графский замок на горе и сказали:

— Попробуй туда сходить. Пастух им требуется. Авось счастье тебе улыбнется.
Только знай, не очень сладко пастухам в том замке живется. Выгон на горе
заколдованный, и никто графское стадо пасти не берется...


Не стал подмастерье больше слушать, пошел к графу пастухи наниматься. Принял
его граф ласково и рассказал, что на горном выгоне у него будто бы привидения
водятся и многие пастухи от службы отказались.

— Коли ты ко мне в пастухи наймешься, — говорит, — я тебя щедро отблагодарю.
Только смотри, гляди в оба, скотину на заколдованный выгон не пускай! Пусть
рядом на лугу пасется.

— Ладно, — соглашается подмастерье, — пойду в пастухи.

Уговорились с графом о плате, и на другой день погнал подмастерье в первый раз
стадо на пастбище. Пошел с ним слуга и показал тот луг, где можно скотину пасти.
А дальше уже заколдованный выгон начинался! Непривычное дело для
подмастерья — коров пасти: одна налево бежит, другая — направо, знай поспевай
за ними. В беготне день быстро пролетел; к вечеру умаялся пастух так, что еле ноги
волочил.


На другой день — не лучше того. Не захотела скотина на лугу пастись: трава там
низкая, жесткая — и попыталась украдкой на заколдованный выгон перебежать, где
трава высокая да сочная. Только и дела теперь у пастуха скотину
на заколдованный выгон не пускать.


День-деньской метался он с одного края пастбища на другой и к вечеру совсем
с ног сбился. И думает: «Да, ничего себе работенка! У кузнеца тоже ремесло
не из легких, но уж лучше день и ночь по наковальне молотом стучать, чем в таком
месте скотину пасти». На ночь глядя, собрал пастух стадо и домой
погнал. Рад-радехонек до постели добраться и отдохнуть.


На третий день все было так же. На четвертый, когда пастух за скотиной набегался,
надоело ему все до смерти, и подумал он: «Ну что такого на том выгоне?
Трава там густая, никого не видно. Пущу-ка я туда голодную скотину. Наедятся
коровы досыта, сами назад прибегут!» Только пастух кнут в сторону отложил,
как все стадо на заколдованный выгон перебежало. Не успел оглянуться, как
коровы уже в высокой траве пасутся, а потом одна за другой на землю
улеглись; быстро на тучном пастбище наелись!


Растянулся и пастух на солнышке, делом занялся: из дерева дудочку вырезал.

Вдруг загремели, зазвенели бубенчики да колокольчики. Оглянулся пастух, видит:
бежит стадо, а за ним страшный дракон летит. Спрятался пастух за ближней
сосной и шпагу свою вытащил. Пропустил он стадо мимо, но только страшный
дракон к нему приблизился, замахнулся пастух и одним ударом дракону голову отсек.
Грохнулось чудище оземь, так что все вокруг задрожало.


Поглядел пастух на дракона и видит: на шее у него железный ключик привязан.
Взял ключик, в надежный тайник спрятал. Дракона же в пропасть сбросил, чтобы
никто о нем не узнал.

Пригнал пастух стадо домой, запер в хлев, сам спать улегся и никому про дракона
ни словечком не обмолвился.


На другой день снова погнал он стадо на пастбище. Пустил скотину пастись, где хочет,
а сам в траве разлегся, на дудочке играет. Когда вечер настал, услыхал пастух
вдруг снова, как загремели, зазвенели бубенчики да колокольчики.
Видит — стадо его с горного выгона бежит, а за стадом дракон о двух, головах летит.

Спрятался пастух за сосной, шпагу свою вытащил, пропустил стадо мимо, но только
страшный дракон к нему приблизился — замахнулся и одним ударом
обе головы ему отсек. Видит пастух: на шее дракона серебряный
ключик привязан. Взял ключик и в надежный тайник спрятал. Дракона тоже в
пропасть столкнул.


На третий день все то же случилось. Заиграл пастух на дудочке, и стадо на
заповедный выгон побрело. Как вечер настал, видит пастух — мчатся
коровы с пастбища наперегонки. Бубенчики гремят, колокольчики звенят, за
стадом дракон о трех головах гонится. Спрятался пастух за сосной, шпагу
свою вытащил. Пропустил стадо мимо, но только страшный дракон приблизился,
замахнулся и одним ударом все три головы дракону отсек. Смотрит: на шее дракона
золотой ключик привязан. Спрятал пастух и этот ключик в надежный
тайник. Дракона же в пропасть сбросил, чтобы никто о нем не узнал.


На четвертый день привел пастух скотину на выгон и пустил кормиться, где
ей захочется. День прошел спокойно, и вечером погнал пастух стадо домой.

Так с той поры и повелось. Каждый день стадо в заповедном выгоне паслось! Стала
скотина тучной, рослой; люди только диву давались. И жил пастух
припеваючи! Лежал на травке под сосной да и на дудочке играл.


Вот однажды лежит пастух под сосной, видит — из земли какая-то железка торчит.
«Что бы это значило?» — думает. Стал землю раскапывать и вдруг железную
дверцу увидал. «Как же эту дверцу открыть?» — думает пастух. Вспомнил он тут про
три ключика и вытащил их из тайника. Вставил сперва в скважину золотой
ключик, дверца не отворилась. Вставил серебряный — опять не отворилась.
Только он железный ключик в скважину вставил, дверца так и отскочила.
Смотрит — подземелье. Спустился пастух в подземелье, а там большой зал.
А у кормушки конь в железной сбруе стоит. Рядом на стене железные
рыцарские доспехи висят.


Прошел пастух в самый конец зала и увидал там серебряную дверцу. Вытащил
он золотой ключик, хотел было дверцу отворить, но не подошел к замку золотой
ключик. Достал серебряный. Серебряный сразу дверцу отворил. За дверцей —
большой зал. А у кормушки гнедой конь в серебряной сбруе стоит. Рядом на стене
серебряные рыцарские доспехи красуются.


В самом конце этого зала отыскал пастух дверцу из чистого золота. Отворил
он ее золотым ключиком. Переступил порог и очутился в зале. А у кормушки там
белый конь в золотой сбруе стоит. Рыцарские доспехи на стене тоже чистого золота.

Оглянулся пастух по сторонам, все как следует разглядел и решил назад вернуться.
Дверцы одну за другой запер и с тех пор частенько в заветное подземелье
наведывался, но ни единой душе про него не рассказывал.


А у хозяина-графа была красавица дочка. В гости к нему всё князья да рыцари
наезжали ее руки просить. И не знал он, кому дочку в жены отдать. Велено было
тогда по всей стране возвестить: кто на графской дочери жениться хочет, должен
ее на рыцарском турнире завоевать. И день турнира назначили.

Услыхал про это пастух и думает: «Может, и мне счастье выпадет?»


В назначенный день съехались в замок рыцари. Кони и доспехи у всех — загляденье.
А один рыцарь в железных доспехах на вороном коне прискакал.

Вышла графская дочка из замка, на высокий помост встала, в руках букет цветов;
так чтобы все красоту ее видели. Затрубили герольды и возвестили:

— Пусть рыцари по кругу скачут, и кто до букета первым дотронется, тот невесту
домой увезет!

Поскакали рыцари. Но вороной конь быстрее других бежал. Так что сумел рыцарь
в железных доспехах букет из рук невесты взять. С завистью другие рыцари
на счастливца глядели. А он дал коню шпоры и прочь ускакал: это был графский
пастух. Вернулся он на горный выгон, коня в стойло отвел, железные доспехи снял.
Вечером стадо домой погнал, будто ничего и не случилось.

Букет пастух тайно графской дочери отдал, однако не сказал, откуда он его взял.

Так неделя за неделей шла, а жених-победитель все не объявлялся. Ждал граф,
ждал — и велел повсеместно возвестить, что снова будет турнир. Снова в назначенный
день немало рыцарей-красавцев в замке собралось — счастье и уменье попытать.
Среди них один в серебряных доспехах на гнедом коне красуется.
Вышла графская дочь из замка с букетом цветов в руках и снова на высокий помост встала.


Начались скачки, и впереди всех рыцарь на гнедом коне мчался. Выхватил он букет
из рук девушки и прочь ускакал. Вернулся пастух (а это, ясно, он был) на горный
выгон, коня в стойло отвел, серебряные доспехи снял. И снова стадо
до вечера пас.

Букет пастух опять тайно графской дочери отдал, однако и тут не обмолвился, где
он его взял.

Ждал граф, ждал, что победитель объявится. Но и на этот раз жених за невестой
не явился. Решил тогда граф третий турнир устроить. На этот раз среди других
красавцев рыцарей явился и рыцарь на белом коне в золотых доспехах.

Встала прекрасная девушка с букетом в руках на помост и дала знак, что можно
турнир начинать. Рыцарь в золотых доспехах впереди всех мчался и цветы из рук ее выхватил.
Ускакал он прочь, и никто ведать не ведал, откуда он взялся.
А пастух (это он был) вернулся на горный выгон, коня в стойло отвел, золотые доспехи снял.


Вечером опять стадо домой пригнал. Букет пастух и на этот раз тайно графской
дочери отдал и ничего не сказал. Снова граф напрасно ждал, что жених явится.
Ну и гневался он! Победителя последними словами честил! Вдруг узнал граф, что
дочери его всякий раз цветы назад возвращают. Позвал ее к себе и спрашивает:

— Кто тебе букет назад отдавал?

— Да пастух, батюшка, всякий раз цветы мне приносил. До чего же он хорош собой!
Очень он мне понравился!

Как услыхал граф слова дочери, разобрало его любопытство. Велел он пастуха позвать.

— Признавайся, от кого ты букеты для моей дочери получал?

— Никто мне цветы не давал, я сам всякий раз их на честном турнире добывал.

— Почему же ты ко мне не пришел? — спрашивает граф.

Пастух ему в ответ:

— Ведь не может графская дочь женой простого пастуха стать. Не хотел я, чтоб она
силой за меня шла. Хотелось мне, чтоб она меня полюбила.

Говорит ему граф:

— Не по душе мне дочь за пастуха отдавать, но слово свое сдержу. Ты — жених
моей дочери. И ей ты по сердцу!

У пастуха словно гора с плеч свалилась. Он девушку ведь с первого взгляда полюбил.


Стали в замке к свадьбе готовиться, немало гостей созвали. Вот и день свадьбы
настал. Пируют гости за столом и спрашивают жениха:

— Где же ты взял такие дорогие доспехи и таких скакунов?

Рассказал им пастух про трех драконов, про ключики, которые нашел, про
потайное подземелье. После свадебного обеда повел бывший пастух графа и гостей к заветной
сосне, железную дверцу отворил, впустил всех в подземелье.
Вошли они в первый зал, где все было из железа. Вороной конь графу говорит:

— Я прадед твой и горный выгон у прадеда этого пастуха отнял, за это и наказан.

Вошли они во второй зал, где все было из серебра. Заговорил гнедой конь:

— Я дед твой и с прадедом заодно был. Вошли они в третий зал, где все было
из золота.

Тут белый конь графу и говорит:

— Я отец твой, хоть правду знал, да молчал. Не хотелось мне горный выгон законному
хозяину отдавать.


Исчезли все три коня, а граф с женихом и гостями в замок воротился. Сколько времени
они там еще пировали, про это я не знаю. Одно известно: когда граф умер, хозяином
в замке стал пастух. Был он добрым, справедливым, и все в округе его почитали.
Свернуть <<<0>>>